Муми Даллен

Муми Даллен - обложка
Поделиться ссылкой

Волшебная зима: Начало (Муми тролль)

Тебя нет среди тех, кто спит…
Ты не знаешь, что значит – проснуться,
И бредешь в потускневшем неведомом мире,
Не узнавая себя, 
Не узнавая под снегом знакомых тропинок…
И злые бессильные слезы
Обжигают озябшее сердце,
И ветер разносит слова:
 
. Вы прячетесь, вы непонятны,
. Храните невнятные тайны,
. Растите холодную белую вату 
. На стылых ветвях,
. Вы спрятали солнце,
. Но я не хочу среди ваших секретов
. Застрять навсегда неприкаянным гостем…
 
И нет никого… кто хотел бы
С тобой вспоминать о лете,
Блуждать в восхитительном прошлом,
Насвистывать песенки
Теплые песенки летнего утра…
И сколько всего случится,
Покуда дыхание странных чудес
Откликнется чувством итога,
В котором, как это ни странно, 
Таится любовь…

Песни Туу-тикки

Туу-тикки — персонаж сказки о Муми-троллях, известна тем, что поет удивительные, нездешние (скорее даже магические!) песенки, но очень простые по форме… Кроме того, она дает простые ответы на вопросы, на которые, по идее, вообще нет никаких ответов…

Белой зимою
Красный помпон кивает – 
Капелька лета
Против отчаянья – тем,
Кто не верит,
Что мир лишь уснул, а не умер.
Сколько еще одиночеств
Твой снежный фонарик согреет?
Пой же, пой, Туу-тикки
 
. Я –Туу-тикки.
. Негромки подзвездные песни,
. Задумчиво эхо лесное
. Мне вторит.
. Смешные следы со мною
. Торопятся к дому.
. Ты не вспоминай, чем же
. Был он когда-то прежде,
. Сейчас это – дом,
. Хочешь и твой тоже?
 
Белой зимою
Что же ты знаешь о снеге?
Столько же, сколько о смерти,
Что в зеркальных глазах холодна и прекрасна.
Скольким озябшим, таящимся, разным
В густеющих сумерках скрытым
Твой Зимний Большой Костер
Вернет заплутавшее солнце?
А ты будешь помнить о море,
Укрытом под толщею льда.
Пой же, пой, Туу-тикки
 
. Я – Туу-тикки.
. Чую дыхание Юга,
. Ветер поет в ветвях,
. Это – шаги весны.
. Стужа умчалась 
. На кончиках конских копыт.
. Скоро последней метелью
. Темнеющий лес укроет.
. Движется, движется лед.
. Скоро ты тоже
. Забудешь свой шарф в прихожей.
 
Время придет,
И вывернешь шапочку ты наизнанку –
В цвет твоих глаз и весеннего неба.
И отмоешь цветные стекла
От оставшейся зимней пыли.
Продолжая истории тихие,
Станешь ты – Туу-тикки -
Кипятить погрустневший чайник,
Снова и снова думать о тех,
Кто должен быть храбрым…

Снусмумрик и море

Снусмумрик – персонаж сказки о Муми-троллях, известный полным презрением к собственности, коей у него имеется палатка, шляпа, губная гармошка и трубка… Каждую осень он отправляется странствовать на юг, оставляя своему другу Муми-троллю «весеннее» письмо (не грусти, с первым теплым днем я вернусь и мы будем стоить запруду). Но однажды ему пришлось вернуться с полдороги в конце ноября — за потерянными в долине пятью тактами новой осенней песни. И оказалось что дом Муми троллей пуст…

Полон предчувствий,
Ты не открываешь глаз.
Море вернулось
В прежние берега, воскрешая звуки,
Затопляя притихшее сердце свободой
Мелодий,
Свободой невидимых ручейков,
Листьев опавших,
Ноток печальных, живущих в долине
 
. Море поет… в ладони
. Свои собирая звезды
. Ти – у – тиу, ти – у – тиу
. Не стоит печалиться
. Ночь – это просто большая рыба
. Ти – у – тиу, ти – у – тиу
. Белый плавник ее
. Лентой прибоя бьется…
 
Пахнет малиною странный воскресный табак.
Ты и не думал, что будешь скучать об оставшихся    
Где-то за поворотом дороги.
Но пока на старинном комоде
Дремлет в конверте твое обещанье вернуться,
Ты не узнаешь, каким можно быть одиноким…
Солнце заходит
И собирая песни плутающих раковин,
Радуг забытых,
Нежно гармошка коснется обветренных губ…

Хатифнаттское

Хатифнатты – персонажи сказки о Муми-троллях. Путешествуя на своих лодках от острова к острову в бескрайнем море, они оставляют на каждом островке свиток из бересты, иногда находят там свиток своих предшественников. У хатифнаттов нет чувств и желаний, кроме одного – плыть и плыть за горизонт. И лишь иногда, собравшись вместе в сильную грозу, они живут изо всех сил, испытывая сильные, подлинные чувства…

По усталой твоей заснеженности проплываю я – хатифнатт,
Белый свиток волшебного слова под сердцем храню.
Горизонты твои, смыкаясь, образуют петлю,
Но я ускользаю…
 
И следов моей лодки искать на твоих берегах
Доведется едва ли молвы быстротечным приливам.
Сердцевина движенья, осколок легенды старинной -
Я опять ускользаю…
 
И затеплится утро в мозгу долгожданной грозой,
Что вернет мне на миг откровенье времен и пространства.
Переливами строк, обреченных раскатом взрываться,
Пригвожден я и снова с тобой…