Лабиринт

Лабиринт - обложка
Поделиться ссылкой

Бич магов

… а потом накроет безжалостною волной
и забудешь думать о том, кто ты есть такой
равнодушно взирая, как память мельчайшими брызгами
разлетаясь… не тянет тебя, не зовет за собой
 
в глубину сожалений, надежд, потаенных страхов
ты теперь отрезан от мира, хотя (как ни странно) жив
словно дверь захлопнулась - трах-тарарах-тарарах… и
глухо саднит под сердцем ненужный пустой мотив
 
все что было ценно - лишь накипь, зола и плесень
все что было дорого - тонет в огне заката
может быть вернешься? - дороги никем не меряны
неизвестность - не худшая из расплат
 
это только шаг… и еще… и еще… и дальше 
то, что с течением дней уже сможешь назвать судьбою
странного неба ширь и прозрачный холодный воздух,
шепотно - солоноватый  язык прибоя…

Дырка…

Будто не шел и не оборачивался,
Сквозь подворотни скользил налегке…
Весна, отскочивши оранжевым мячиком,
Льдинкою таяла на языке.
Льдинкою таяла, ножичком резала,
День плыл вдогонку, неряшлив и трезв, -
Светло-зеленая в крапинку пятница,
Пыл заклинания крекс-фекс-пекс-бекс!
Вспенив балконов зеленые россыпи,
По переулку бежал человек…
 
Человек бежал
 
Кошка сидела
 
С крыш сбивали сосульки
 
И дворники с черными бородами
 
Сгребали унылый подтаявший снег…

Классики…

плачет. играет в классики, а в перерывах - в куклы
девчушка - косички рыжие, глаза зеленые
ты никогда не спрашивала - почему июньским утром
голос дождя тебе кажется таким знакомым
 
если бы стайка синиц и веснушки в зеркале
это, наверное, как-нибудь бы объяснила
но город зеленый снится, жасминово - пенная
белизна облаков над ним - проплывающих  мимо
 
и снова до слез - мотив знакомый, календари в клеточку
изо дня в день прыг - поскок, ведь это не шахматы
плюшевый ослик да мартышка Маруська другие песенки
когда-то слышали… пусть… они не расскажут
 
да и ты молчишь… от окна отворачиваешься, штопаешь скатерти
чтобы подальше в комод их - а нет бы выбросить
вместе с наперсточной ржавчиной и вышивкой крестиком
(десять тысяч закатов в клубок апельсиновый
 
прилежно намотано!)… что ж - не напишешь набело
но пару страниц так приятно оставить пустыми
и ветер, качнув колоколен воздушные радуги,
негромко окликнет – Мария!

Колыбельная для Белого Кролика

Королева скучает. Пьет из чашки вишневый сок.
Наманикюренным пальцем стукнет по крышке стола.
Королеве снятся драконы и граф Синяя борода -
Стоит ли ждать добра от подобных снов?
 
В городе Королевы сегодня гудит стадион:
Этих железных людей не берет ни мороз, ни жара -
Страсти бушуют и до невозможности жаль, 
Что Профессор Зауэр не любит футбол.
 
Он колдует над кофе, он ставит пометки в блокнот,
А в далекой стране под горою сидит человек
И поет по-японски про красные листья и снег,
Что так скоро тропинку к любимой его заметет.
 
Дело к вечеру - Мэриам кормит овсом кенгуру,
Кенгуру не дурак и овес нипочем не сожрет.
Варьете на гастролях… и после спектакля Пьеро
Сквозь прореху окна неотрывно глядит на луну,
 
Вспоминая букет маргариток, зеленый плафон,
Притупляющий свет ночника в одиноком купе…
Королева скучает и чайник кипит на плите,
Несговорчивый мир погружается медленно в сон.

Медведь

эта нитка не знает пути своего наперед
эта косточка станет деревом… может быть
разорви свои бусы, Машенька, разорви
дай им шанс угадать что задумано, что суждено
 
чтобы тени - к теням… на исходе апрельских ночей
мы серебряных звезд наберем с тобой полный карман
а потом ты припомнишь, что ждала-то совсем не меня
перепутал страницу смешной старичок-книгочей
 
но не дольше другого меня проводить до двери
распростясь по пути с чередой неродившихся зим
разорви свои бусы, Машенька, разорви
и однажды у окон твоих зацветет апельсин

На краю света

Джек, ты вернешься… с изнанки, от самого дна,
где встречается рыжее солнце с глазами тритона
только леди, увы, оказалась тебе неверна,
променяв твою доблесть на меч, победивший дракона

для красивой легенды судьбы человечьей не жаль -
пусть несется под флагом, пропитанным западным ветром
а гремучий осадок безумья на донышке глаз
растворяется ромом на время… наверно

выжить - вовсе не главное в этом расшатанном мире
если сладить сумеешь не с чертом -  с самим собою:
выбрать сторону… просто хоть что-нибудь выбрать
ну, смекаешь?…  бессмертие пахнет смолой и солью

Не ты ли из тех…

Не ты ли из тех, по ком сердце мое никогда
Не тоскует, не плачет…
Пока серебрист над разливом ночей несмыкаемый диск -
Шаги твои тихи, плащ темен, беспечен условленный свист.
С ловцами удачи
Все в сговоре - время, немая стихия стихий,
Высокие звезды, глухой шепоток тротуаров,
Качели мостов… И однажды достанется даром
Из нитей туманной мечты свежесотканный мир…
На зов Неизвестности мчаться в порыве бесстрашном,
Зеленого моря осколок под сердцем храня -
Завидна судьба… Что ж, прощай! Но боюсь, что однажды
Ты в зеркале встретишь меня…

Песенка Шута

в нашем Приюте Безумных сегодня снег
припорошил скамейки, ограду клумб
хочется петь… поэтому я иду
к дереву - клен: гип-гоп! э-ге-гей!
 
думаешь, если ты прикупил значок
снайпера, пару кобыл на бегах,
будешь с кем-то друг к другу стоять плечом,
в этом и счастье? - кто-то тебе соврал
 
счастье всегда внутри… или где-то еще,
куда не дойти на лыжах, ползком и вплавь…
я однажды держал его за полу плаща…
завтра наверное будет… будет явь…

Трубочист

пусты дымоходы, в которых ни дыма, ни сажи 
Трубочист!  не надейся на сон вчерашний 
твой силуэт приторочен навек к полотну декабря 
вышло не так уж плохо - зачем что-то менять? 

сказочник - что понимал в прикладном искусстве? 
но при любом раскладе  читатель в плюсе -
снова и снова мила пастушка, зрачки ее глаз темны 
далеко до звезд… даже с самой высокой трубы 

станешь одним из нас - и работа тебе как праздник
пустяки, что сердце щемит иногда от тоски напрасной 
это не часто - время неласково только к своим героям,
а к остальным щедро - подставляй ладони

у тебя будет вечность… и пара коньков… и даже
право стереться в труху о наждак бумажный,
за кордоны счастья невозвращенцем стремясь
вышло неплохо, но… трубы - дымят. дымят

Человек шел

То человек спал видя сон
то сразу шел в мохнатой войлочной шапке
продавать свое имущество
или по иному какому делу
или просто удить рыбу приговаривая:
удись — удись, голубая сестра
Д.Хармс

Как же выскочил ты ниоткуда, смешной человечек?
С неловкой улыбкою, как головной убор,
С косточкой, в рукаве припрятанной, да воронкой сплетен,
Сквозь которую речь утекает упругим стальным ужом…
 
Как же дрожишь за лихую судьбу серебристых рыбок,
Пробираясь проулком с гремящим пустым ведром?
Повстречаешь поэта - со вчерашней звездой под мышкой -
Он протянет тебе на память цепочку жилых пустот.
 
А в крепости вдруг ударит… ударит колокол
И весь город вздрогнет… и обязательно что-нибудь звякнет -
Дзинь - диги - дон! То ли ключ потеряли, то ли
Опрокинула кошка с зеленой каймою чашку. 
 
Ты не плачь, человечек, ступай, судьбою доволен,
За второй половиной лимонного дня к закату!
И тогда, быть может, тебя не признают боле
Ни поэт, ни вор, ни черт за родного брата.
 
Так и жить что ль негромко с привычкой ко сну и драке?
И удить с балкона в глубоком пруду свое счастье…
Как оно серебриться будет потом в трехлитровой банке!
Что же плачешь ты, глупый? Ну, что же ты…  плачешь?

Чернов

Маленький человечек приходит и вешает сны на крючок.
Игрушечный паровозик летит… летит в тоннель.
В лакированно – аккуратных его купе все - понарошку, и все -
Совершенно серьезно, как эти слова -
           что я не успею сказать тебе,
Как фотография на стене -
          взглядом - в упор…
Стоптанных туфель язык красноречивей иных поэм,
Только мне кажется – я разучился читать
Даже с подсказкою - город, плывущий по рельсам дождей,
Может Прага, а может – Белград

Шмели

Это просто тоска (неизбывно красивое слово)
По твоим облакам в синеве… по прозрачному воздуху грез…
Гулкий ропот шмелей - это май на пороге… земного? 
Так, на донышке чуть - наскребется на лишний вопрос…
 
О минувшем… о том, что давно за скрипучим порогом
Не смотри в эту даль… и в другую (ту!) - тоже не смей!
Просто жди и вдыхай полный пьяной надеждою воздух
И торжественный гул растревоженных зноем шмелей
 
Может, вишни в цвету - лепестковый таинственный морок
Закружит… и отстанет тревожная синяя тень,
Что повсюду с тобою - след в след тихо-тихо крадется
Колпачок с колокольцами - трень…
 
Тили-мили, динь - дон… карамельки, шкатулочки, пяльцы
Все проглотит огонь - не жалей… серебрится зола…
А в краю незнакомом, над розовой пеной заката,
Равнодушная всходит луна